Новая загадка старого Бердска

Месяц назад областные СМИ рассказали жителям региона очередную порцию историй о находках старого Бердска. На этот раз одной из самых обсуждаемых оказалось надгробие некоего статского советника Николая Михайловича Ларионова. Последний раз надгробие видели в 2008 году, когда вода Обского водохранилища опустилась на низкий уровень и с территории затопленного Бердска перезахоронили останки купца Владимира Горохова. Правда, тогда оно лежало на боку, и не сразу было понятно, что это надгробие.

В этом году памятник поставили: выполненный в форме Голгофы с крестом (которого, правда, уже давно нет, сохранилось лишь его основание), он сохранил надписи, представляющие исходные данные для исследователей: имя и годы жизни.

Даже этой, казалось бы, скудной информации зачастую становится достаточно для успешных поисков. Случай с Ларионовым не стал исключением. Даже несмотря на закрытые — в условиях изоляции — архивы.

Исследовать биографию статского советника взялись сотрудники Сибирского центра колокольного искусства Алексей Талашкин и Виктор Васильев. Открывая новые и новые документы, они наконец смогли сделать вполне отчетливое жизнеописание.

Итак, вот что известно на сегодняшний день. Родился Николай Михайлович Ларионов 11 ноября 1861 года. Место рождения пока неизвестно. В 1881 году закончил Петербургский учительский институт, после чего занял должность учителя физики и математики в Череповецкой учительской семинарии Новгородской губернии.

Чин статского советника получил в 1889 году. Награжден медалью «В память царствования императора Александра III» и двумя орденами — Святого Станислава 3-й степени и Святой Анны 3-й степени.

В 1899 году был приглашен на должность инспектора народных училищ южного района Томской губернии (Барнаульский, Змеиногорский, Бийский, Кузнецкий округа), в составе которого было около 80 училищ.

Помогал открывать школы, наполнял их материальной базой. В Бийске открыл музей наглядных пособий, в котором собрал передовые на тот момент достижения в области образования. В последние годы жизни имел квартиру в Барнауле.

Краткое жизнеописание дополняется информацией о семейном положении: известно, что у советника была жена и сын. Однако документы «рассказали» о том, что сын умер. Были ли у четы Ларионовых ещё дети — пока неизвестно, а значит, неизвестно и то, продолжился ли род по мужской линии.

Главные вопросы, которые теперь предстоит выяснить исследователям, — что делал Ларионов в Бердске и почему похоронен здесь, а не в Барнауле.

Предположение, которое сегодня рассматривается как наиболее жизнеспособное, но далеко не единственное, связано с профессиональной деятельностью Ларионова: он был инспектором народных училищ и занимался вопросами, касающимися открытия школ, и возможно, в Бердск его привели дела служебные. Известно, что 27 сентября 1903 года здесь открылась ремесленная школа, и вполне вероятно, что Ларионов приехал инспектировать работу. Но также известно и то, что до открытия он не дожил почти четыре месяца (дата смерти на надгробии — 1 июня 1903 года), скончавшись в возрасте 42 лет.

Что было причиной смерти в столь молодом возрасте, стало известно благодаря сохранившейся в областном архиве метрической книге с записью о смерти. В графе «от чего умер» сказано: «от чахотки».

Чахотка (болезнь, от которой чахнут), нынче известная как туберкулез, на рубеже XIX—XX веков уносила жизнь каждого десятого горожанина.

По всей видимости, чтобы избежать этой печальной участи, 17 апреля 1903 года Ларионов подал прошение предоставить ему четырехмесячный отпуск с сохранением жалования. А поправлять здоровье он вполне мог в одной из лечебниц, которые в тот период работали в Бердске.

Однако исследователи не исключают и скоропостижную смерть, застигшую чиновника в дороге.

Как это ни парадоксально, но чем больше открывается новой информации о статском советнике Ларионове, тем больше возникает и вопросов. А версии так и будут оставаться версиями до тех пор, пока не будут найдены документальные доказательства. Исследование продолжается.

А тем временем надгробие статского советника подготовили к переносу. В ближайшее время запланирована водная экспедиция, в ходе которой памятник должны поднять со дна и перевезти на территорию Преображенского храма в Бердске.

 

Текст Татьяны Свиридовой

 

Публикуем интервью с исследователем биографии Н. М. Ларионова — Алексеем Талашкиным и доктором исторических наук, экспертом по культурному наследию — Андреем Бородовским.